8(3812)49-24-12
8(913)159-18-10
11 июля 2017

Областной суд рассмотрит апелляционную жалобу по уникальному иску – омские юристы оспорили качество проведенной судебно-медицинской экспертизы.

Рассказывает руководитель Правового холдинга «ЗАКОН», к.ю.н. Алексей Алгазин.

- По-сути, мы впервые в судебной практике оспорили комиссионную судебно-медицинскую экспертизу, как некачественную услугу в рамках самостоятельного иска. Поводом к подаче иска стало невероятное количество нарушений (более 20-ти) в судебно-медицинской экспертизе по делу об умершей пациентке омского онкодиспансера во время клинических испытаний нового медицинского препарата.

По данному иску, рассмотренному Ленинским районным судом г. Омска (судья Селиванова И.С.) суд вынес решение на основе результатов комиссионной судебно-медицинской экспертизы, отказав истцу в исковых требованиях, так как эксперты проведенной БУЗОО «Бюро судебно-медицинской экспертизы» не установили причинно-следственной связи между смертью пациентки и действием экспериментального лекарства. В этом процессе судья Ирина Селиванова отказала нам в вызове и допросе экспертов и назначении повторной экспертизы, не смотря на выявленные многочисленные нарушения при проведении экспертизы.

После получения результатов экспертизы, я ознакомил с текстом заключения нескольких ведущих российских ученых в области судебно-медицинской экспертизы. Самым грубым нарушением оказалось то, что эксперты определили причину смерти пациентки по медицинским документам (вскрытия тела не было).

Это нонсенс с точки зрения судебной медицины! Причину смерти можно определить только по результатам вскрытия тела, никак иначе, согласно “Порядку организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации” (Приказ Минздравсоцразвития РФ от 12.05.2010 N 346н). Именно для этого в каждом регионе существуют Бюро судебно-медицинских экспертиз, а в больницах патолого-анатомические (танатологические) отделения.

Очевидно, что если экспертами точно не установлена причина смерти, невозможно категорично утверждать об отсутствии причинно-следственной связи между смертью пациентки и воздействием лекарства.

Однако, судье Ирина Селиванову посчитала результаты проведенной судебной экспертизы достоверными и объективными, не смотря на наши доводы.

Мы воспользовались своим правом на подачу самостоятельного иска.

С учетом того, что согласно закону, судебно-медицинская экспертиза является медицинской услугой, истец оплатил ее, но получил некачественную услугу, мы оспорили данную экспертизу в другом суде.

Новый иск рассматривал Кировский районный суд г. Омска (судья Зинченко Ю.А.). В суд были приглашены четыре эксперта, проводившие комиссионную экспертизу, однако являлась в судебные заседания только судебно-медицинский эксперт Лупенко И.В.

Когда я допросил эксперта Ирину Лупенко в суде, выяснились интересные подробности проведения спорной судебно-медицинской экспертизы по смерти пациентки.

Так, например, оказалось, что эксперт Ирина Лупенко впервые проводила экспертизу по экспериментальному лекарству, и экспертным опытом в этой области не обладает. Основную часть судебной экспертизы (которая касалась воздействия медицинского препарата на пациента) выполняла другой эксперт: Галина Стаценко – это врач, которая руководила испытаниями умершей пациентки, то есть заинтересованное лицо.

Но самое главное, в чем призналась эксперт Ирина Лупенко – это то, что на самом деле вывод о том, что смерть пациентки наступила от прогрессирования основного заболевания, а не от экспериментального препарата является вероятностным, то есть фактически не исключено, что пациентка могла умереть и от воздействия лекарства.

Таким образом, показания эксперта Ирины Лупенко опровергают категоричность выводов судебно-медицинской экспертизы о причине смерти пациентки, на которых судья Ирина Селиванова основывала свое решение, отказывая нам в иске.

Вернуться к списку